Владимир Вишневский: «Аналоговая фотография — это другой процесс, ритуал, ручная работа»

Владимир Вишневский

Руководитель Школы Академической Фотографии Владимир Вишневский — о том, кто и зачем сейчас снимает на пленку, о неугасающем интересе к аналоговой фотографии и о том, как ее преподают.

— Владимир, начнем с главного: пленка жива?

— Пленка, на самом деле, никогда и не умирала и, видимо, не умрет. Для этого есть несколько причин.

Во-первых, цифровые матрицы до сих пор не научились делать большого размера так, чтобы они не стоили, как крыло от сверхсекретного самолета. Те цифровые камеры, которые называются среднеформатными, на деле имеют сенсор меньше, чем кадр среднеформатной пленки.

Больший размер светоприемника (матрицы или пленки) — это, с одной стороны, больше разрешение (здесь цифра, надо сказать, в узком 35-мм кадре уже сделала пленку), а с другой — другая картинка и рисунок оптики (меньшая глубина резко изображаемого пространства — большее размытие заднего фона).

Во-вторых, аналоговые фотографии более ценны с точки зрения коллекционирования, по сравнению с легкокопируемыми цифровыми отпечатками.

Вот и получается, что пленочная фотография в профессиональной среде никуда не исчезала, но из-за того, что в России, по сравнению с Европой и Америкой, практически нет культуры коллекционирования отпечатков, создалось впечатление, что с уходом пленки из любительской повседневной фотографии она умерла.

И несмотря на то, что большие производители типа Kodak и Fujifilm сокращают производства и ассортимент пленки, на рынок выходят мелкие частные производства, которым проще функционировать в условиях, где гигантам не хватает объемов.

— Аналоговая фотография сейчас — это скорее хобби, или в профессиональной деятельности фотографы до сих пор снимают на пленку?

— Всё зависит от того, что называть хобби и что называть профессиональной деятельностью. Я бы не стал так разделять фотографию, потому что пленочная фотография есть и в качестве баловства у младшего поколения, родившегося уже в цифровую эпоху, и в виде серьезного занятия у профессиональных фотографов. И рекламу снимают на пленку, и для души делают снимки, которые потом продаются на аукционах. Пленочная фотография — везде.

— В чем преимущества аналоговой фотографии перед цифровой в 2018 году?

— Несмотря на то, что я говорил в начале про площадь пленочного кадра в сравнении с цифровыми матрицами и галерейную ценность, нет никакого преимущества. Это просто два разных процесса, сравнивать которые напрямую нельзя.

Пленка не сделает (что бы кто ни думал) из плохого кадра с котом на подоконнике высокохудожественную картинку, сколько бы зернистой она ни была, даже если проявить её в кофе, предварительно вымочив в красном вине.

Аналоговая фотография — просто другой процесс, ритуал, ручная работа, которая завораживает и притягивает своим отличием от клацанья мышкой, глядя в монитор.

— Люди, которые приходят к вам учиться аналоговой фотографии — кто они?

— В основном это те, кто впечатлился на общем курсе Основ фотографии занятием по ручной печати и захотел лучше освоить процесс. Я считаю, что понимание и осведомленность о том, что такое аналоговая фотография, необходимо в образовании, к которому мы стремимся.

Поэтому на протяжении всего существования Школы в общем курсе было одно занятие в лаборатории. А в составе Большого курса (который длится два с половиной года) целых два модуля посвящены аналоговой фотографии и ручной печати.

— Как вы сами пришли к пленке? Что вам дает аналоговая фотография?

— Я скорее пришел к цифре, потому что первый зеркальный фотоаппарат, который у меня был — это экспортный Зенит 3м с Гелиосом-44, доставшийся мне от дедушки. И было это ещё в школе, когда до появления доступных цифрозеркалок оставалось лет десять.

Сейчас я больше снимаю на пленку. Во-первых, надо тестировать наши пленки и показывать их возможности, во-вторых, мне нравится процесс. Съемка — это игра, где ты не видишь результат, пока не проявишь пленку, печать — это абсолютно медитативный ритуал в лаборатории под тусклым красным светом, когда на вроде бы пустом листе бумаги в кювете проявляется изображение. Чистая магия.

— Как много школ сейчас преподают аналоговую фотографию?

— На самом деле, меньше, чем хотелось бы. Вообще с аналоговой фотографией за пределами Питера и Москвы дела обстоят довольно грустно, но мы стараемся с этим бороться.

В Питере — что в Институте культуры, где я еще преподаю, что в КиТе (насколько я знаю) — есть предмет «Технология фотографии», на которых студентов учат ручным аналоговым процессам. Из частных школ помимо ШкАФа есть Школа аналоговой фотографии, лаборатория Foqus, есть частные преподаватели. Аналогично и в Москве. Помимо двух столиц есть отличные ребята в Тюмени — КАДФ «8×10», запустившие и свою лабораторию, и свои очень хорошие курсы.

Со временем мест, где можно учиться, проявлять и печатать, будет становится больше — во всяком случае, мы стараемся, чтобы так было.

— ФотоАптека появилась уже как дополнение к школе? Спрос на товары большой?

— ФотоАптека была самостоятельным проектом, который был основан раньше Школы и другими людьми. Школа с самого основания плотно сотрудничала с ФотоАптекой, а в 2012 году включила её в себя.

Спрос только растет. В прошлом году мы отпочковали от ФотоАптеки бренд Silberra, разделив таким образом производство наших рецептур и пленки и он-лайн магазин. Самое радостное — что спрос на наши реактивы есть не только в России, поэтому мы совсем скоро запустим международный магазин Silberra. А как только закончится процесс получения международных сертификатов, наша химия появится на полках Европейских и Американских фотомагазинов, так же как она есть в московском Фотофрейме.

Несмотря на сложности, с которыми приходится сталкиваться, а кое-где прямо изобретать технологии заново (потому что документация и оборудование в девяностые и нулевые просто были выброшены и сданы в металлолом за ненадобностью), мы видим интерес людей и знаем, что это всё не зря.

Работы Владимира Вишневского:

При использовании материалов из этого раздела ссылка на сайт Photo-Study.ru обязательна!